Марс, секс, тюрьма и другие возможности в карьере фармацевта

13.08.18 10:32 672    
возможности в карьере фармацевта «Ну и чем ты будешь заниматься, в аптеке за столом стоять?» – классика жанра, которую не раз слышал каждый будущий фармацевт. Этот вопрос произносится обязательно снисходительным тоном с нотками недоверия. Задать его могут с одинаковым успехом как недовольные родители, которые в будущем видели ребенка по меньшей мере изобретателем лекарства от рака, так и соседская бабулька, чьи внуки с горем пополам окончили восемь классов. Но во всех случаях поневоле охватывают сомнения: «А правильный ли выбор я сделал (-а)?». Действительно, какая карьера ждет аптечного работника? Мировой опыт показывает, что возможности для роста у фармацевта гораздо шире, чем кажется…

Статья из журнала для провизоров и фармацевтов «Рецепты аптечных продаж»

Выгорание как старт

Не только в Украине у фармацевтичес­кого работника наступает момент, когда, глядя на улицу сквозь аптечную витрину, он задается вопросом: «А на своем ли я месте?». Такие же профессиональные терзания охватывают коллег в США и странах ЕС. Но если одни в итоге приходят к пониманию, что работа за первым столом им подходит идеально, то другие ищут варианты в рамках профессиональных компетенций. И находят порой очень неожиданные варианты!

Американский журнал Pharmacy Times опубликовал рейтинг необычных путей развития карьеры фармацевта. Оказалось, что именно эта профессия позволяет воплотить самые смелые детские мечты!

Полеты во сне и наяву

Много ли в мире специалистов, которые могут похвастать возможностью участия в космической программе? А фармацевтический работник может, да еще как! Есть даже такая должность – NASA-фармацевт. Среди обязанностей фармацевтов, работающих в Национальном управлении по аэронавтике и исследованию космического пространства, – контроль лекарственных назначений астронавтам, участие в регулярных мед­осмотрах и сбор аптечек для космичес­ких кораблей. Ну а самым везучим даже удается побывать в Космосе! Например, Салли Райд – первая американка, которая приблизилась к звездам, отправилась в Космос в 1983 году для проведения фармацевтических экспериментов.


Лекарственным обеспечением NASA на данный момент заведует другая женщина, Тина Бэйз. Сделать поистине космическую карьеру ей помог простой вопрос: что делать, если заболит голова по дороге на Марс?

А все началось с презентации, на которую она попала на первом году обу­чения в Мэрилендском университете. Тема была довольно нетривиальной: как лекарственные средства работают в Космосе. После окончания Т. Бэйз подошла к докладчику с вопросом, может ли она участвовать в космической программе?

За месяц, проведенный в Космичес­ком центре имени Линдона Джонсона, Т. Бэйз подготовила доклад о комплекте препаратов для космического шаттла. Проект настолько заинтересовал NASA, что агентство пригласило Тину на позицию фармацевта в одну из своих лабораторий. Так Т. Бэйз начала свой путь в NASA, возглавив в наши дни аптеку Космического центра имени Линдона Джонсона.

Но это лишь один из путей развития карьеры «космического» фармацевта. На данный момент агентство курирует множество проектов, в которых требуются такие специалисты. Без их учас­тия невозможно проведение специ­фических исследований в условиях Космоса – например, в рамках разработки спрея от укачивания или изучения действия антигрибковых средств в условиях невесомости.

Также космическая фармация в перс­пективе станет источником создания более совершенных лекарственных форм, которые подходят космонавтам. Важная задача, которая стоит сегодня перед фармацевтами NASA, – отслеживать физиологические реакции на прием препаратов в условиях невесомости, где, как известно, эффективность действующих веществ снижается. Так что более интересную и инновационную работу и представить себе сложно!

Специалист-ядерщик из-за первого стола

20-летняя девушка-блондинка с докторской степенью по ядерной медицине – глупое голливудское клише или все-таки реальность? Ладно, не 20-летняя. И не обязательно блондинка. Но западные коллеги, как мужчины, так и женщины, в последнее время охотно выбирают такую специализацию.

Основная цель ядерных фармацевтов – содействие безопасному и эффективному использованию радиоактивных препаратов, которые широко применяются в онкологии и гематологии. Кроме того, они занимаются приготовлением субстанций, контролируют качество исследований и консультируют врачей по вопросам безо­пасности, связанным с такими препаратами. Ядерные фармацевты работают в тесном сотрудничестве с радиохимиками и практически не пересекаются со своими коллегами, избравшими карьеру в аптеке.

Специальность фармацевта-ядерщи­ка внесена в Классификатор профессий США еще в 1978 году, и с тех пор она становится все более популярной. Тем не менее в недавнем американском исследовании выяснилось, что 50 % аптечных работников не имеют понятия о том, что фармацевты играют важную роль в ядерной медицине. А зря: доходы коллег-ядерщиков в несколько раз превышают заработки фармацевтов, работающих по другим направлениям.

Стать фармацевтом-ядерщиком может только дипломированный специалист, который прошел от 200 до 400 часов дополнительного обучения и сдал довольно сложный экзамен. Стоимость обучения в США обходится примерно в $7 тыс. Но есть и бонус: за перспективных сотрудников платят заинтересованные работодатели.

Для людей с утонченным вкусом

Пожалуй, самый элегантный вариант карьеры фармацевта – профессия дегустатора. Ее выбирают люди с чувствительными вкусовыми рецепторами, имеющие докторскую степень. «Дегустатор», конечно, упрощенное определение. По-другому такого специалиста называют «вкусовым фармацевтом». Его основная задача – синтез и реструктуризация искусственных ароматизаторов. Данная услуга прежде всего необходима для смягчения горького вкуса лекарственных средств, а также для улучшения продуктов для волос и кожи, запах которых тоже обладает «вкусом», который может порадовать либо вызвать отвращение. На заметку: по данным Бюро трудовой статистики США (US Bureau of Labor Statistics), представители этой профессии зарабатывают в среднем $54 тыс. в год.

От тюрьмы да от сумы…

Специфический карьерный рост выбирают специалисты, которые идут работать по профессии «тюремный фармацевт». Зачем он нужен в местах, не столь отдаленных? Нередко заключенные имеют историю злоупотребления наркотиками, различные психиатрические диагнозы, а также множество инфекционных заболеваний, в числе которых гепатиты В или С, туберкулез и ЗППП. Около 66 % осужденных к тому же страдают хроническими заболеваниями, требующими регулярного приема средств из Rx-группы. Так что скучать тюремному коллеге некогда: в его обязанности входит раздача лекарственных средств, контроль их использования, консультации, обучение пациентов и сотрудников, а также взаимодействие с врачами. Именно фармацевт занимается разработкой календарей вакцинации и следит за выполнением плана прививок, ведет медикаментозную терапию ВИЧ-инфицированных заключенных и обучает осужденных различным аспектам здорового образа жизни.

Сомнительное удовольствие, на первый взгляд. Но моральные вредности работы в западных странах покрываются хорошей зарплатой (в среднем $75 тыс. в год), льготами и гибким графиком.

Из аптеки – в гении пера

Если в детстве вы писали стихи, и вся семья дружно хлопала в ладоши, возможно, пришло время смахнуть пыль с запрятанного подальше таланта?

Сегодня в развитых странах набирает популярность заработок посредством написания клинических монографий, статей на основе рецензируемых источников, слайдов для презентаций и рекламных текстов – иными словами, профессия медицинс­кого райтера. Американские фармацевты также зарабатывают на жизнь созданием контента для различных тематических интернет-ресурсов или редактурой и проверкой фактов в работах других авторов. Райтером можно работать неполный рабочий день или удаленно. Но при этом он обязан хорошо разбираться как в медицине, так и в литературе. Профессии медицинского райтера обучаются дополнительно на специальных курсах, где фармацевты изучают литературную критику, писательское мастерство и основы фармацевтического маркетинга.

Работа на грани фола

И напоследок – профессия, которую уж точно родители своим детям не пожелают, хотя за рубежом она приобретает все больший размах. Речь идет о секс-суррогатах, которые позиционируются как инструкторы, призванные научить заниматься сексом людей с инвалиднос­тью и расстройствами в интимной сфере, помочь им проработать сексуальные зажимы и проблемы, мешающие построить здоровые близкие отношения. Любой желающий стать секс-суррогатом не может, для этого нужно пройти строгий кастинг.

Как правило, суррогатами становятся женщины в возрасте 25–40 лет с медицинским образованием (намного реже – в области фармации или спорта). Все кандидаты проходят двухчасовое интервью, на котором проверяется их психическое здоровье, умение строить отношения, стабильность характера и даже пунктуальность. Выясняется мотивация, отношение к сексу, способность доставлять и получать сексуальное удовольствие. Исключается криминальное прошлое. Категорически не подходят для суррогатной терапии бывшие работницы сексуального бизнеса – там отношение к клиенту совсем другое. После этого кандидатки проходят 20-часовой курс базовой психологии и сексологии, во время которого тоже происходит отсев. По данному виду «медицинской помощи» уже написана книга и снято кино. Но как к нему относиться, конечно, решает каждый для себя сам.

***

Таким образом, сегодня провизор – это не обязательно аптечный работник. Перед человеком с фармацевтическим образованием открываются самые разные двери. И можно исполнить заветные мечты или попробовать себя в совершенно неожиданных областях. И хотя в Украине не все из вышеперечисленных вариантов актуальны, все-таки опыт зарубежных коллег наталкивает на мысль о важности уникальности услуги. Ведь специфические фармацевты зарабатывают однозначно больше, чем их коллеги, и заменить их не так уж просто. С другой стороны, если провизору комфортно работать в аптеке – это прекрасно. Ведь именно за первым столом мы помогаем людям напрямую, в режиме «здесь и сейчас».

Марина Чибисова


Теги: , , , ,


Комментировать

 *

Наши клиенты

Google+