Майор Токарь: «Родина у нас одна, и мы ей очень нужны»

11.08.15 10:38 1 072    
Особенно сегодня, когда она попала в беду. Кто, если не мы, вернет ее к мирной жизни, сделает прекрасной страной – сильной и богатой для взрослых, доброй и волшебной – для детей. Это майор медицинской службы, начальник аптеки отдела медицинского снабжения Харьковского военно-медицинского центра Северного региона Анатолий Анатольевич Токарь понял, когда жил вдали от родной земли.

Когда началась эта неразбериха…

«Мой отец тоже был офицером, когда развалился Советский Союз. Он служил на Дальнем Востоке, занимал престижную должность – начальника аптеки военного госпиталя Комсомольска-на-Амуре, более чем на 3 тыс. человек. Мы были всем обеспечены – жильем, транспортом, деньгами. С раннего детства я “крутился” в папиной аптеке, и все эти пестики, ступочки, колбочки и пробирочки были моими игрушками, а белый халат – мечтой о светлом будущем. Но когда началась вся эта неразбериха, мы решили всеми правдами и неправдами вернуться на Родину, на Слобожанщину, где жили мои дед и бабушка, где наши семейные корни. Можно жить в чужом крае, можно всегда тепло вспоминать его, верных друзей, которые там остались, но служить душой и сердцем нужно только Родине, – вспоминает Анатолий Токарь. – Именно поэтому родители добились перевода на службу в Украину, в маленький, но широко известный среди военных, город под Харьковом – Чугуев. Здесь я окончил школу и поступил в Харьковский фармацевтический институт, вопрос о выборе профессии не стоял. Сначала не думал, что, как и отец, “одену погоны”.

Но когда получил распределение в глубинку, где за квартиру нужно было платить больше, чем вся моя провизорская зарплата, решил продолжить обучение в Украинской военно-медицинской академии. Через два года уже служил начальником аптеки в 940-м мобильном госпитале Чугуева, пока не пришла директива о его реорганизации, а меня не направили сюда, в Харьков, в отдел медицинского снабжения госпиталя, где с 2006 года и служу начальником аптеки», − рассказал майор Токарь.

Необычная аптека

В ней нет привычного торгового зала, войти в нее без пропуска или специального разрешения военного командования невозможно, она не имеет «своих» посетителей, а консультации ее провизоры и фармацевты оказывают разве что врачам госпиталя, которым нужны для выхаживания тяжелых пациентов редкие лекарственные формы экстемпорального производства. Но эту аптеку в фармацевтических кругах Украины знают многие.

«Мы уже отвыкли, что главным отделением классической аптеки должно быть рецептурно-производственное, – рассказывает А. Токарь. – Большинство гражданских аптечных заведений, посути, превратились в магазины. Например, в городе-миллионнике Харькове осталось не больше 20 аптек с РПО, где изготавливают лекарственные средства по прописям. Мы всегда этим занимались, а в нынешнем году получили бессрочную лицензию на изготовление ЛС в условиях аптеки. В составе нашего подразделения, кроме непосредственно аптеки с РПО, есть еще и кислороднозарядная, ремонтная группы, которые обеспечивают госпиталь медицинским кислородом и бесперебойной работой всего многочисленного медицинского оборудования, а также отдел сохранности лекарственных препаратов (склады). На первом этаже поликлиники аптека занимает около 300 кв. м, в распоряжении ее сотрудников 18 комнат, в том числе и для отдыха персонала», − говорит специалист.

Личный состав сугубо женский

Казалось бы, райские условия для труда! Но так кажется, пока не знаешь, что в распоряжении майора Токаря всего… восемь сотрудников: два фармацевта, две санитарки-мойщицы, один упаковщик, остальные – провизоры. Как и везде, фармация тяжким грузом ложится на хрупкие женские плечи. И не в переносном, а в прямом смысле слова. Потому что объем работы у них просто головокружительный. Мы работаем с пациентами почти 40-ка отделений военного госпиталя и его поликлиники, которая амбулаторно обслуживает, кроме военнослужащих четырех областей Украины, еще и ветеранов армии, пенсионеров – бесплатно, а также по договорам на платных условиях гражданское население Харькова и области. Кроме того, госпиталь оказывает неотложную медицинскую помощь городу в случае необходимости. По нормативной базе каждые три дня провизоры аптеки должны высчитывать и обеспечивать подачу лекарственных средств (в том числе и экстемпорального производства) каждому больному. Реально это происходит ежедневно, а часто и по несколько раз в сутки.


В самый разгар нашей беседы за окном тревожно и тоскливо завыла сирена «неотложки». Начальник подразделения прервал разговор, прислушался: «Вот, привезли новую партию бойцов из зоны АТО. Скоро передадут списки необходимых для их лечения медикаментов, и кажущееся затишье в аптеке закончится, нужно будет помогать нашим женщинам», – сказал он спокойно и буднично.

А я крайне удивилась: неужели начальник, майор медицинской службы пойдет «грузить-возить»? Оказалось, что армейская субординация в условиях, когда основной личный состав подразделения сугубо женский, не работает. В самых сложных ситуациях, когда в госпиталь поступают десятки раненых из зоны боевых действий, не только майор, но и подполковник – начальник службы снабжения, и другие офицеры помогают женщинам-провизорам. Ведь тут нужна не только скорость и сила, но и бдительность, ведь путаница в выдаче медикаментов, их регистрации, а затем и списании может стоить кому-то жизни. А ошибки в этой аптеке могут привести к непредсказуемым ситуациям в операционных, реанимационных и других отделениях. Поэтому главными принципами взаимоотношений в коллективе являются не только армейское подчинение и точность выполнения приказов, но и взаимопонимание, выручка, дружба. Ведь их работа не ограничена рабочим временем. Здесь, в госпитале, они проводят две трети своей жизни, здесь находят свои «половинки», семьи.

На войне обязанности делить не принято

Еще до начала проведения АТО А. Токарю довелось побывать в командировке в Донецке – инспектировал медслужбу одной из воинских частей. Тогда и увидел во всей красе только что построенный аэропорт. Нынешней весной он предстал страшными руинами. Дел было много: за три месяца организовать снабжение медицинским имуществом, средствами индивидуальной защиты военные части и врачебно-сестринские бригады, проконтролировать, чтобы каждый блокпост и взводно-опорный пункт были обеспечены необходимым медицинским имуществом. Как раз происходила ротация войск, в армию пришло много мобилизованных гражданских медицинских специалистов. Их обучали наскоро – две недели, но за такой срок трудно усвоить даже азы военно-полевой медицины, где уж основы снабжения медикаментами, их учета в боевых условиях! Приходилось учить на практике, как оприходовать, а затем выдать, правильно списать, посчитать расход медпрепаратов.

«Из новичков не каждый даже знал, что конкретно ему положено иметь из медицинских средств, порядок формирования заявки и получения имущества. Проехал по всем воинским частям, – вспоминает майор Токарь, – весна, время перемирия, но обстрел наших подразделений не прекращался.
Связь плохая, каждый день раненые, травмированные, больные бойцы, приходилось самому выдавать медикаменты, а когда врачи заняты, то и заниматься оказанием первой помощи, эвакуацией в госпитали. На войне обязанности делить не принято».

Как провизору стать генералом?

Еще Суворов сказал, что плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но возможно ли провизору, пусть даже и армейскому, дослужиться до такого звания в УВС? Задавая этот вопрос Анатолию Анатольевичу, я откровенно подшучивала, вовсе не ожидая положительного ответа. Но он прозвучал! Оказывается, человек, которого в харьковском госпитале считают одним из создателей нынешнего подразделения медицинского снабжения и аптеки – Петр Савельевич Сирота, получил генеральское звание. «И вполне заслуженно, – считает майор Токарь. – Он столько нового, оригинального внес в работу нашего подразделения, в конце концов, он его построил, и не только в смысле военного построения дела, но и вполне материально. При нем произведены реконструкция, ремонт, техническое переоборудование. Он и сегодня нас навещает, помогает, это наше крепкое и сильное звено. При его поддержке мы строим планы, и будем воплощать их в жизнь. В частности, назрела необходимость пересмотра штатного расписания аптеки. Для этого нужно менять нормативную базу на государственном уровне. Сегодняшние законодательные документы, по сути, являются вчерашними. В них штаты такой аптеки, как наша, рассчитывают, исходя либо из суммы товарооборота (а у нас нет вообще реализации), либо из количества койко-мест, без учета нагрузки на каждое из них. А следует отталкиваться от количества обслуженных пациентов на стационаре и в поликлинике. Одним словом, нужна реформа, и мы будем ее поддерживать, готовить аргументацию на изменение самой системы работы государственных аптек при крупных лечебных учреждениях».

Беседовала Ольга Фалько


Теги: , ,


Комментировать

 *

Наши клиенты

Google+