Народ, миряне и монахи: с чего началась украинская фармация

05.09.16 11:59 497    
«В Киевской Руси фармации не было», – неизвестно, откуда именно взялось это утверждение, но, учитывая факты, невольно возникают ассоциации с ляпсусом советских времен: тогда тоже кое-чего не было. Очевидно, что весь богатый опыт языческих времен не мог испариться без остатка лишь потому, что в свои права вошло христианство. Более того, процессы развития лекарствоведения стали сложнее, а линии народных знахарей и первых врачевателей от православия местами переплетались в замысловатые узоры, которые и стали корнями украинской фармации.

Статья из журнала для провизоров и фармацевтов «Рецепты аптечных продаж»

«Горощки» и «мазуны»

Аксиома: люди принимают перемены неохотно. Особенно такие кардинальные, как смена веры. И в Киевской Руси еще долго после крещения народ практиковал способы лечения, переданные по наследству от предков. В общем-то, так продолжается по сей день: достаточно посмотреть на рецепты, которые предлагает народная медицина. «Собрать такую-то траву под полной луной, пить отвар по четным числам, а корень жевать по нечетным», – как бы далеко ни шагала фармацевтическая наука, а человек продолжает упорно верить в тайные силы и совершать странные действия, дошедшие к нам из древних языческих ритуалов. Хотя их исконный, сакральный смысл утерян давным-давно.

Процесс «забывчивости» был запущен еще в момент перехода к единобожию. Люди продолжали покупать у знахарей в «зеленых рядах» на «торжицах» (базарах) лекарст­венные травы, настои и амулеты, просили их предсказать будущее или оказать медицинскую помощь. Но теперь все чаще в языческие ритуалы вплетались молитвы и обращения к православным святым. Кстати, уже в ранний христианский период на территории Украины широко применяли различные лекарст­венные формы: популярностью пользовались порошки – «порохи», мази – «масты», «мазуны», настои и отвары – «питье», «зелье». Лекари готовили «горощки» – таблетки, которые нужно было класть под язык, и даже назначали ванны из лечебных трав. В те времена лекарственные средства хранили в специальных погребах – сегодня их по праву можно считать прообразами первых аптечных складов. В большинстве случаев препараты советовали пить «на тще сердце» (натощак), изредка – «всыть». Уже применялась и формула приема 2–3 раза в день – «утре», «во дни», «вечере». Обычно курс лечения составлял 40 дней и даже «на дву месяци». И с комплаенсом тогда проблем не возникало: лекарства стоили дорого, были тесно связаны в массовом сознании с высшими силами, поэтому относились к их приему очень серьезно.

А вот чего на самом деле не было в Киевс­кой Руси, так это разделения профессиональных обязанностей между врачами и фармацевтами. И так длилось вплоть до XIII в., когда в 1270 году во Львове при храме Иоанна Крестителя была открыта первая аптека, просуществовавшая до 1480 года.

Под покровом Лавры

Конечно, авторитет народных целителей не слишком позитивно воспринимался церковным духовенством. Активно продвигалась мысль, что если человек берется лечить без благословения церкви, то его знания – «от лукавого». Тем не менее, в древней Украине не было такого явного противостояния между фармацевтической наукой и религией, как, например, в средневековой Западной Европе, где на ученых-фармакологов (читай – в то время алхимиков) была объявлена настоящая охота. Напротив, в нашей стране монастыри активно интересовались наукой, в том числе о лекарственных средствах, и всеми силами старались развивать ее в своих стенах.

В летописях сохранились сведения о развитии фармации в Киево-Печерской лавре, которая в то время стала самым крупным, богатым и влиятельным религиозным центром, где работали писатели-летописцы, ученые, строители, художники и, конечно, врачеватели.

Что именно привлекало талантливых людей в монастырские стены, понять несложно: когда жизнь вынуждает зарабатывать на пропитание тяжким трудом, как-то не до творческих поисков и философс­ких размышлений. В Лавре монахи были обеспечены всем необходимым, их занятия поощрялись и считались богоугодным делом, так что неудивительно, что основное движение вперед происходило именно здесь.

Первые сведения о лечебной деятельности Киево-Печерской лавры содержатся в сочинении «Тропари и кондаки преподобнымъ отцемъ нашимь Печерским Феодосием». В нем же есть и «Житія преподобнымъ старцамъ нашимъ Печерскимъ». Из этого документа следует, что уже в XI в. при игумене монастыря Феодосии лечили больных. Сам игумен был сведущ в вопросах врачевания и поощрял изучение медицины способными монахами. Феодосий Печерский (1036–1074) предложил первый в Киевской державе монастырский статут, предусматривавший организацию при монастырях опеки над больными и калеками. После осмотра больных, приходивших в монастырь, принималось решение о направлении их к соответствующему «лечцу». В качестве целителей в Киево-Печерском монастыре упомянуты Упапый и Сисоя. При жизни они прикосновением рук своих «послуговали хорых», а преподобный Григорий, получив от Бога дар чудотворца, «давал хорым зелие невареное, от которого получали исцеление».

Собственно, вот она, монастырская фармация на этапе ее зарождения. Также православным «лекарственным средством» можно назвать и просферы от преподобного Логгина, архимандрита Печерского, который «имел от Бога дары чудотворные»: после их вкушения больные «исцеление примали».

Упоминают хроники Киево-Печерской лавры и о «преподобном Алимпии». Он излечивал мазью прокаженных после того, как их не могли вылечить «волхвы и неверные люди».

Гордость князей

Помимо монастырской медицины активно развивалась и светская. При княжеских и боярских дворах служили «лечцы», как русские, так и иноземные. Летописи XI–XII вв. сохранили упоминания о «лечце»-армянине («Ормянине»), который был «хитр зело во врачевании».

К этому врачу, умевшему определять болезни по внешнему виду и пульсу, обращались князья Всеволод и Владимир Мономах. При дворе черниговского князя в XII в. служил врачеватель Петр по прозвищу Сириянин (сириец). «Киево-Печерский патерик» содержит сообщение о медицинских диспутах («стязаниях о врачевськой хытрости») между Агапитом и «Ормянином» с одной стороны, и Петром Сириянином – с другой.

Кстати, к периоду Киевской Руси можно отнести и появление первых украинс­ких фармакопей. Так, в XII в. внучкой Владимира Мономаха Евпраксией был написан лечебник «Алимма» (мази). Рукопись состояла из пяти частей, в которых описывались многочисленные болезни и лекарства, с помощью которых рекомендовалось проводить лечение. Для этой цели назначалось квашеное тесто, печеный лук, лук с медом и т. д. И многие рукописи тех времен содержали медицинс­кие сюжеты с подробным описанием лекарственных средств, как славянских, так и иноземных. Особым интересом пользовались снадобья из Индии, о которых рассказывалось в повести «Александрия» (XIII в.) и многих других переведенных с греческого языка источниках.

***
В целом Киевская Русь была очень неоднозначным и интересным этапом развития отечественной фармации. Пожалуй, самой яркой ее чертой в то время была мудрость: православные монахи интересовались средствами народной медицины, старались обогатить свой лекарственный арсенал полезным опытом, откуда бы он ни пришел. Богатые люди выделяли средства на систематизацию имеющихся знаний и получение новых из других государств. И, развиваясь в относительной гармонии, лекари от народа, светские «лечцы» и монахи-врачеватели подготовили основу для дальнейшего развития аптечного дела в нашей стране.

Источники:
Бойчак М. П., Лякина Р. Н. Монастырская медицина в Киевской Руси // Therapia. – 2015. – № 2;
Марчукова С. М. Медицина в зеркале истории. – М. : Европейский дом, 2003. – 272 с.
Полный список источников находится в редакции.


Марина Чибисова


Теги: , , ,


Комментировать

 *

Наши клиенты

Google+